Главная » Новости » Фильме "Утоли моя печали" в современном понимании

Фильме "Утоли моя печали" в современном понимании

Фильме "Утоли моя печали" в современном пониманииПредставьте себе человека, идущего над пропастью по тонкой жердочке. Одна его нога еще стоит твердо, вторая же — безуспешно ищет опору. Человек балансирует, совершает лихорадочные, дикие движения — совершенно бессмысленные с точки зрения нормальной логики, но естественные для того, кто из последних сил пытается сохранить равновесие. Лицо путника искажено страхом, он что-то кричит, с надеждой вглядываясь в то место, где жердочка упирается в твердую землю. Ах, ему туда не добраться! Но и назад пути нет. А может быть, попробовать?

Вот именно таково состояние героев фильма. Супруги Борис и Люба уже развелись, но еще не научились жить друг без друга. По-видимому, их связывает не только забота о сыне, но и сильное чувство. Может быть, попробовать вновь соединиться? Но нет пути назад...

Непрерывные конфликты сотрясают старую московскую коммунальную квартиру, куда герой заглянул по поводу обмена. По мысли авторов, эта перенаселенная коммуналка в центре Москвы — некая модель современного общества. Нравственные ценности, выдаваемые в течение десятилетий за непреложные, оказались мнимыми. Во что верить? Кому молиться? Кажется, ответ знает только Мария Николаевна — интеллигентная старушка, готовая всегда дать приют бездомному, накормить голодного, выслушать и простить виноватого, подарить любимую свою икону «утоли моя печали» тому, кто нуждается в утешении и спасении. Но Марию Николаевну переселяют куда-то на окраину...

Возможно, некоторые зрители фильма «Утоли моя печали» будут шокированы. Эту вроде бы скромную семейную драму, которая еще лет десять тому назад, вероятно, была бы решена в тонах нежных, пастельных, так хорошо удававшихся прежде драматургу и одному из режиссеров данного фильма Александру Александрову (зритель, наверное, помнит его «Сто дней после детства», «Голубой портрет», «Деревню Утку») — ныне сотрясают вопли и гримасы. Герои непрерывно мечутся, выясняют отношения, бросают в лицо друг другу несправедливые упреки, переходят от ссор к торопливым истерическим ласкам, после чего снова ссорятся. Фильм в ряде сцен настолько жесток и откровенен, что Комиссия по конфликтным творческим вопросам Союза кинематографистов даже обсуждала, можно ли его выпускать в таком виде на экран.

Но, готовясь предъявить режиссерам Александру Александрову и Виктору Прохорову упреки, вспомним: фильм передает состояние человека, балансирующего над пропастью. Он не хочет разбиться! Он сопротивляется из последних сил. Значит — есть надежда... Если мы будем об этом помнить, возможно, нам не покажется таким уж странным ни язык фильма, ни его ритм. Это — ритм переходов от отчаяния к надежде...
0 0
Комментарии 0
Информация
Посетители, находящиеся в группе Зайцы, не могут оставлять комментарии к данной публикации.