Главная » Новости » Снова эротика на театральной сцене

Снова эротика на театральной сцене

Снова эротика на театральной сценеНекогда в исключительно мужском мире даже театр принадлежал мужчинам. Трагедиям, комедиям, притчам было совсем не до романтических треволнений. Древний театр возник из ритуалов и обрядов, посвященных многочисленным богам, но акробаток, танцовщиц за актрис не считали.

Театр средних веков зациклился на религиозных представлениях, которые ставили священнослужители в своих же храмах. Однако, постановки были далеко не благочестивыми: развратные комедии, светская сатира игрались наравне с богоугодными произведениями. Редких женщин, отваживавшихся заняться актерской профессией, считали еретичками или колдуньями. Так что даже роли Евы или Богоматери исполнялись мужчинами.

Но вскоре наступает эпоха Возрождения, принесшая больше гуманизма и пустившая женщина в святая святых. Наконец, молодых героинь играют настоящие молодые женщины, отдавая роли старух и сварливых кормилиц мужчинам. Спектакли приобретают новую эстетику, чувственность, изящество, галантность, одновременно рождая и пикантный подтекст. Женщинам даже не приходилось что-либо изображать, они сам по себе являлись воплощенной любовью. Вслед за Италией, первой давшей шанс актрисам, опыт переняли Франция и Испания, и только чопорная Англия еще целый век давала юношам играть Офелию и Джульетту. Но даже обновленный театр старался показывать реальную жизнь, оставляя все непристойное за занавесом.

Современный же театр не стесняется поцелуев и даже эротических сцен. А большой выбор выразительных средств позволяет воплотить любые фантазии режиссера: свет, декорации, музыка, пластика. Синтез этих элементов идеален именно для любовных сцен. Какие ассоциации вызывает «интимность»? Звуки, прикосновения, запахи. Эротику определяет не постельная сцена, а иносказательность, аура, небольшие художественные детали, символичные и утонченные.

Взять хотя бы Ларису из «Бесприданницы». Если на ее роль ставили пышнотелую, пышущую здоровьем актрису, то и любовь свою она выражала соответственно. Под цыганские песни и шум праздника она сама бросалась на шею Паратову, обвивая его руками. А лесковскую леди Макбет изображали женщиной-самкой, яростной, бесстрашной, не стесняющейся оголяться. Но бывает, когда в спектакле совсем нет постельных сцен, а постановка выходит куда более страстной из-за прерывистого дыхания актеров и блеска в их глазах.

Сейчас цензуры в театре практически нет, для любовных моментов используется всё: стриптиз, прозрачные одежды, обнаженные части тела, трясущиеся от страсти актеров декорации. А ведь совсем недавно считалось, что драматическое искусство, развлекая людей, должно их наставлять. Достичь этого можно лишь высокими произведениями, а не описанием разврата.

Сегодняшний зритель может, глядя на возрастной ценз на афише, выбрать соответствующую постановку. И все же театральная вседозволенность имеет границы, которые устанавливаются профессионализмом коллектива. Если на стене висит ружье, то оно обязательно выстрелит. Каждый предмет, каждый взмах ресниц актрисы развивают действие. Чрезмерно закрученные моменты сделают постановку более тягучей, а зрители скучают. Так и любовь на сцене должна показываться в меру, быть оправданной, не затянутой и не отвлекающей внимание от основного сюжета. Зритель должен наслаждаться не столько самой эротической сценой, сколько ее смыслом. Артистам же важно не скатиться до штампов, оставаясь загадочными, достоверными, не открывающими сразу и душу, и тело.

Бытует убеждение, что партнеры на сцене действительно влюблены друг в друга. В некоторых случаях любовники в спектакле становятся ими и в жизни. Но настоящие мастера даже свое тело воспринимают как рабочий костюм, а игру –как колоссальный труд, требующий постоянной концентрации. Поэтому самому актёру возбуждаться некогда, он должен ввести зрителя в эмоциональную сцену, грамотно манипулировать речевыми акцентами, то снижать, то наращивать темп действия. А добиться вздоха волнения или радости от публики можно, всего лишь повернувшись спиной к залу и склонившись над лицом партнера, словно в поцелуе.

Безусловно, нельзя исключать связь психики и физики: действие вызывает эмоции, а эмоции ведут к действию. Но никогда не стоит забывать, что театр – это величайшая иллюзия.
0 0
Комментарии 0
Информация
Посетители, находящиеся в группе Зайцы, не могут оставлять комментарии к данной публикации.